Фэндом: Katekyo Hitman Reborn!
Рейтинг: PG-13
Жанры: Джен, Ангст, Драма, POV
Предупреждения: Смерть персонажа
Размер: Мини, 2 страницы
Кол-во частей: 1
Статус: закончен
Описание:
Просто скинула нервы..

Занзас устало обвёл взглядом людей. Сотни две, не больше – вот и всё, что осталось от некогда великой Вонголы. Немного в стороне стоят и хранители Дечимо, чудом выжившие в последней битве, больше напоминающей мясобойку. Ямамото Такеши стоит, облокотившись о едва стоящую стену – вернее о то, что осталось от дома. Красный огонёк раскуренной сигареты не потухает никогда – у ног Гокудеры Хаято скопилась небольшая горка окурков. Дальше всех расположился Хибари Кёя, с сожалением рассматривающий то, что осталось от его последней шкатулки – на руках, с пальцев которых осыпались остатки низкопробных колец, умирал Ролл.
Вот и всё, - усмехнулся стоящий рядом с Занзасом Скуалло, - вот и всё, что осталось от великой Вонголы. Трое хранителей и несколько десятков мелких «сошек». Мужчина с отвращением сплюнул на землю, на холодную бесплодную землю. За ними стояли варийцы – тоже далеко не полный состав. Левиатан уже давно покоиться где-то на склонах Альп, а тело Франа стало отличной закуской уличным псам. Луссурия при помощи Пламени пытается хоть как-то подлатать Бельфегора, едва стоящего на ногах от боли и анемии: тело принца покрывали глубокие раны, и лишь сила воли позволяла ему оставаться в сознании. Феномен Варии, да?
- Что встали, мусор? – рявкнул Занзас, и все без исключения вздрогнули, на мужчину уставились сотни взоров. – Что сопли повесили? Боитесь сдохнуть? Боитесь встать и идти вперёд?
По толпе пошли шепотки.
- Но мы не сможем идти вперёд! Ради чего? Бьякуран выполнил свой план, планета умирает…
- И ты хочешь сказать, что это – причина подыхать, как жалкие собаки? – вариец прервал рассуждения Урагана Вонголы, которого все раньше считали непокорнейшим и неукоротимым. – Совсем вас Савада распустил.
Гокудера вскочил и хотел наброситься на мужчину, но его остановил Ямамото, положив ладонь на плечо друга.
- А Занзас прав. Разве мы имеем шанс на малодушие? Лично я собираюсь перед тем, как умереть, забрать с собой побольше людей на тот свет, - с привычной улыбкой произнёс мечник, но его слова так сильно расходились с ней, а взгляд был пуст.
Другие члены Вонголы тоже начали подниматься, пересиливая себя и боль. Было страшно идти вперёд, но и оставаться нельзя.
- Ты позволишь мне умереть в битве, как мои мама и папа? – тихо спросил Занзаса ещё совсем ребёнок, лет пятнадцать от силы. Но его руки уже были обагрены кровью.
- Если таково твоё желание, - бросил мужчина, развернувшись и направившись в сторону единственного сохранившегося здания. За ним пошли и остальные, поднимая клубы серой пыли. Мы уже проиграли эту войну, но можем умереть в бою, читалось в лицах каждого. Глаза застилала пелена отчаяния, сменившаяся на ярость, когда на горизонте появились враги. С губ порвались слова молитв на всевозможных языках, но и треть не была дочитана даже до середины – многие пали под первыми же атаками.
Занзас поднял пистолет и единым выстрелом уничтожив большую часть врагов, облачённых в белые одежды, не замечая последних стонов тех, кого повёл на бой. Это послужило знаком, и ярость людей повела их вперёд, снося все преграды, уничтожая всё перед собой…

- Это был славный бой, - прошептал Скуалло, оглядываясь вокруг. На многие километры – ни души. Земля на полметра превратилась в кровавую грязь, трупы лежали друг на друге, и проще было идти по ним, чем переступать…
Мужчина подошёл, придерживая рукой кровоточащий бок, к тому, кого он признал своим боссом. Тот стоял, опустив руки с висящими на кончиках пальцев пистолетами. Яркие бордовые глаза, обычно пылающие от раздражения, закрыты, а лицо расслабилось и выглядело таким умиротворённым.
Вариец сделал ещё один шаг, переступая через труп Бьякурана. Его белые волосы были испачканы в тёмно-красной грязи, на лице посмертной маской застыла усмешка – такая же, как и при жизни. Почему-то он не вызывал ни каких чувств.
- Вои, так и помер стоя, чёртов босс? – с какой-то доброй улыбкой спросил мечник, становясь перед Занзасом. Быстрый, едва заметный замах, свист лезвия – и длинные волосы серебряным водопадом опускаются к ногам лидера Варии. – Жаль, что ты сдох, едва исполнив своё желание. Надеюсь, на том свете встретимся.
Развернувшись, он вновь переступил через тело главы Миллефиоре и продолжил путь. Каждый шаг отдавался болью, каждое движение уносило за собой добрые полстакана крови – последний удар задел брюшную артерию.
Несколько капель крови упали на успевшее побледнеть лицо товарища по оружию – он умер с привычной улыбкой, так и не отпустив Шигуре Кентоки. Рядом с ним лежал Бельфегор, раскинув руки в сторону, словно перед тем, как нырнуть. В смерть. Костлявая побоялась коснуться точёного лица хранителя Облака, и лишь маленькая дырочка в затылке говорила о том, что он уже – не жилец. Но старуха не пожалела Луссурию, снеся ему большую часть головы при взрыве. Грудная клетка того самого ребёнка была разорвана тем же взрывом. Ещё несколько шагов, и Супербиа опустился на землю – ноги уже не слушались его. Повернув голову, он увидел Гокудеру. Тот безжизненным взглядом смотрел в посеревшее небо, с которого вот-вот сорвётся первая капля дождя.

@темы: Графоманство, Реборн